02.06.2016 11:20

Воспоминания о Первой мировой

Ожесточенные бои летом 1916-го происходили рядом с сел и городов Волыни. Окружающая земля обильно вспаханная окопами.

К сожалению, сегодня уже не найти свидетелей тех событий. А пока они жили, советская власть не одобряла, мягко говоря, исследования, где героями были солдаты царской армии. Кстати, Украинцы в Первой мировой войне воевали по обе стороны фронта. И это — еще одна трагическая, почти не исследована страница истории нашего народа. В селе Переспа Рожищенского района наш коллега журналист Владимир Шевчук создал Музей Первой мировой войны. В его экспозиции — уникальные фото действительно героического человека — Корнея Григорьевича Назарчука. С войны он вернулся с четырьмя Георгиевскими крестами, двумя императорскими Георгиевскими медалями за храбрость и часами Павла Буре, который получил из рук самого императора Николая II. Корней Григорьевич умер в 1967 году.

Ни журналисты советской прессы, ни местные ценители истории в то время даже и думать не могли о том, чтобы записать его воспоминания. Несколько гораздо позже рассказал его внук Иван. На момент начала войны Корней Назарчук уже пять лет служил в армии. Был разведчиком. Как вспоминал внук, о Георгиевские кресты дед говорить не любил. Только говорил, доставшиеся они ему потом и кровью. Золотые же кресты он получил, когда в 1916-м его батарея разбила штаб вражеского полка. Это была очень высокая награда. Когда вернулся домой в 1917 году, должен был думать о семье, детях, и Корней золотые награды продал, чтобы купить лес и землю. А в 1939-м пришли «советы» и все забрали.

О Первой мировой войне, еще будучи школьницей, я слышала от своей прабабушки Зинке. Она жила в селе Доросини Рожищенского района и хорошо помнила события тех лет — когда началась война, ей было 14. А поскольку баба была прекрасная память до самой смерти (а дожила до 92 лет), то было слушать не переслушать. Особенно запомнился рассказ о том, как во двор доросинивськои церкви привезли мертвых русских солдат. Они лежали все такие молодые, красивые, будто спали. А умерли в один миг от химической атаки немцев. «Отравили их», — говорила баба. А еще она любила вспоминать, как до войны ходила в дубовый лес, который рос между кроватку и Доросини. Я не верила: в селе же не было ни реки, ни даже небольшой лесопосадки. — Ну что ты, у нас такой лес был! Там столько белых грибов собирали — все рассказывала.

— Вот только когда русские войска шли, вырубили его и блиндажи построили. А еще в их доме квартировали русские солдаты. Однажды мать приказала ей пойти на огород и принести к обеду огурцов. — Я пошла, собрала таких небольших, как положено, — смеясь, рассказывала баба Зинка. — Принесла к столу, а они сидят и смотрят на них, будто впервые видят. Почти не кушали. Здесь обед доходит до конца, идет один русский, держит такого вельорного семенника и говорит своим: «Я же говорил, что они нам зелепуху подсунулы. Есть же спелые»

Читайте также