31.12.2017 14:13

Владимир Березин телеведущий смертельно болен все что известно. Срочная информация.


Было заметно, что российскому телеведущему явно тяжело вспоминать о проблемах со здоровьем, а выступление давалось нелегко. Он поблагодарил своих близких, заявив, что именно поддержка родных помогла преодолеть эту преграду, страшный вызов, который бросила ему жизни.

БЕРЕЗИН: Нет-нет. Значит, это все было тогда, когда случилось то, что зовется путчем, в том году, когда стреляли в Белый дом российский, когда мы торжествовали победу демократии, а потом стали все обдумывать. Но это уже, наверное, другая тема разговора. Меня вызвали и сказали, значит, вот так вот. А мне как-то довелось тогда (ветераны помнят), я вместе с моими коллегами замечательными, которые делали российское телевидение, я как раз с этого времени целые 12 часов, всю ночь мы вещали на весь мир. Это был единственный канал, это история телевидения. И мы не ударили лицом в грязь, после чего руководство страны сделало Российскую государственную телерадиокомпанию Всероссийской. И вот эта аббревиатура — ВГТРК — случилась после того, когда наша компания за всю страну держала оборону. Потому что, как говорили нам потом в Кремле, вручая некоторые награды, что от интонации ваших голосов зависело, как мир отнесется к тому, что у нас происходит в эту ночь. Я навсегда это запомнил и понял: вот она, сила искусства, вот она, сила голоса, внутреннего состояния, внешнего содержания и то, что можем сделать мы, вот так, находясь у микрофона или перед телевизионной камерой. Сказали, значит, — вы будете главным диктором. Это так необычно звучало, потому что в истории телевидения не было должности главного диктора. Мне сказали, что это значит. Это значит то, что на мне теперь ответственность в пятикратном размере. Я говорю: "А что с этим делать?" И мне руководство сказало: "Есть главный режиссер, главный оператор, главный художник, главный редактор, и есть главный диктор. Будете теперь все важные, похожие на то, что прошло, вы будете от имени Российского телевидения представительствовать — от Кремля до самых до окраин. Что я 10 лет делал, помня, что на мне есть ответственность. У меня, правда, бонус был: за мной была закреплена машина, которая меня привозила.

Многим запомнился скандал с участием известного шоумена Никиты Джигурды и Бориса Корчевникова во время одного из выпусков «Прямого эфира». Между ними возникла перепалка, но до драки все же дело не дошло.

БЕРЕЗИН: Спасибо, спасибо, спасибо. Это я, наверное, от волнения и неожиданности. Мы же это не репетировали… Я понял, я услышал позывные, и у меня сразу все поднялось внутри в виде воспоминаний, потому что когда эти позывные звучали, мир, страна великая, откуда я родом… Вы-то, наверное, попозже. Вы уже из России или из Советского Союза?

СТАХОВСКИЙ: Я понял, да, это ваше было лирическое отступление, предисловие… Значит, я хочу вернуться к истокам человеческим Владимира Александровича Березина, который родился 3 апреля 1957 года. Да?

известный ведущий главных концертных программ страны. Легкий в общении и добрый на слово, прекрасный и остроумный собеседник, талантливый журналист и просто обаятельный человек. С ним есть о чем поговорить, его можно часами слушать и непременно

— Если человек умен, то он четко разделяет: одно — работа, другое — жизнь. В качестве примера я приведу Иосифа Кобзона, которому это очень хорошо удается. Я восхищен его профессионализмом. За кулисами это довольно простой, открытый для общения человек. Но на сцене он совершенно преображается. Это уже Народный артист. Жесты, мимика, походка — все другое. Мы видим перед собой сценический образ. И я считаю, что это принципиально важно. У каждого артиста должна быть своя мифология, своя история. Он не может и не должен быть «соседом по лестничной клетке». Нужна тайна, миф. Это особенность профессии, иначе и публике не интересно и для артиста опасно. Потому что если вдруг миф и реальность смешиваются, а сценический образ становится человеческим качеством, то жизнь рушится. Начинаешь путаться, теряешь ориентиры. Это очень тяжелый период — период растерянности.

БЕРЕЗИН: А это, знаете, это с точки зрения человечества в целом. Слушайте, вот этих границ человечества в целом, сколько бы тебе ни было, как бы ты ни был умен, образован, начитан, этих границ не нужно искать конкретно. Ты внутри себя найди эти границы и начни с того, сколько тебе нужно. Я у бога прошу: господи, не дай мне сейчас больше, чем мне нужно.

— Вы знаете, со всеми, кто сегодня известен, в свое время отношения были почти приятельскими. Потому что эти люди тогда были, пардон, начинающие в политике, а я был уже известным человеком. Я и государственные приемы Владимира… господи, хотел сказать Владимира Ильича Ленина… Бориса Николаевича Ельцина вел. Таких приемов сейчас нет в Кремле, теперь они более сдержанные. А раньше… Борис Николаевич Ельцин с Наиной Иосифовной стоят, рядом стоит королева Великобритании с супругом, и каждого, кто входит на этот прием, торжественно ты объявляешь… «Мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков с супругой», например. Они приходили, представленные мною, и даже иногда от моей интонации (говорю с гордостью) что-то и зависело. Вот когда испортились отношения Бориса Николаевича с Юрием Михайловичем, я представлял в протоколе Лужкова и сказал: «Мэр столицы Российской Федерации города-героя Москвы Юрий Михайлович Лужков». Я потрясающе к Лужкову отношусь, люблю его и всегда буду уважать и любить как человека, как политика, как мэра… И он подошел ко мне: «Спасибо большое, никто так меня еще не представлял». С Геннадием Андреевичем Зюгановым мы здороваемся, я ему еще комсомольские взносы в городе Орле сдавал. Но чай вместе уже не пьем. Раньше все проще было, демократичнее. И все равно никто из тех, с кем мы знакомы, мимо меня ни разу не прошел и не сделал вид, что меня не знает. Но того трепетного восторга первозданного у меня уже при виде их не возникает, потому что все это последние 20 лет уже со мной было.

БЕРЕЗИН: Потому что тот Китай — это как наша страна, там такое количество народов и народностей, что я даже не помню сколько, наберете в Интернете и узнаете. И открывается шлагбаум, туда въезжаешь, а не всех туда пускают, по этой дороге.

Владимир Березин телеведущий биография. Последие сведения на 31.12.2017 г.

БЕРЕЗИН: В моей. В хорошем, наверное. Мне говорят: "Есть у вас свободное время?". Я говорю: "Нет". – "Какой вы счастливый!". Она — замечательная актриса из театра Райхельгауза, она говорит: "Господи, Владимир, вы же все время заняты, вы же все время работаете. У вас съемки, у вас корпоративы, у вас концерты. Это такое счастье!" И я впервые в жизни ей возразил, я говорю: "Наверное, да. Когда это есть, и его достаточно, но когда на путешествия не остается времени, на отдых, на другое ощущение жизни, и это норма, что начинаешь думать: счастье — это когда можешь взять и поехать". Я не могу, честно говоря, видит бог, спланировать где-нибудь до февраля какую-нибудь свою поездку.

— В 1981 году в городе Свердловск, ныне Екатеринбург, произошло событие, которое для региона имело определяющее значение. Закладывали свердловское метро. Тогда Борис Николаевич Ельцин, наш будущий президент, был первым секретарем обкома. Борис Николаевич попросил найти диктора молодого, перспективного, потому что в городе была своя киностудия, телевидение — одно из лучших в стране. Из всей страны приехали претенденты на должность диктора свердловского телевидения. Нашли какого-то человека, который не был похож на тех, кто там жил. Это был я — русак из Орла, малороссийский. И впервые в своей жизни диктор, который приехал из маленького города Орел, где читал новости об уборке сельхозпродукции на полях, вдруг получил возможность выйти на сцену провести приуроченный к открытию метро вечер. Я, не зная законов сцены, шагнул на нее в первый раз под звуки аплодисментов. Меня встретили три тысячи ладошек.

— Я решил, что это будет правильно. Понимаете, профессия телеведущего много мне дала. Она помогла раскрепоститься, достичь мастерства, сделала меня известным, в конце концов. Но теперь, когда эта работа позади, у меня такое чувство, что из комнаты с ее четырьмя стенами я вышел в огромный мир! И не случайно это совпало с моим опытом церковным.

А какой случайностью можно объяснить, что всего за три дня до первой чеченской войны мне удалось разыскать в Чечне моего отца? Я искал его тридцать пять лет! И вот именно в тот момент поехал с Махмудом Эсамбаевым на гастроли в Чечню и фотокарточку молодого отца, с которым мама давно рассталась, показали там по телевидению. И вдруг он нашелся! Всего через три дня было бы поздно. И никогда бы не увидел своих кровных братьев, а ведь двое из них погибли на этой войне, в этом кошмаре. Почему мне была дана эта встреча, которой по теории вероятности просто не могло произойти?

— Я, наверное, тоже этим переболел. Это болезнь, которая возникает от головы. Это называется соотношение собственного представления, собственной значимости с тем, что о тебе думают люди. Это соотношение реального и виртуального, то есть то, что ты сам о себе придумал. В нашей профессии это как ветрянка у детей. Кто-то обходится, а кто-то нет. Если человек заболеет в зрелом возрасте «звездной болезнью», то голову, которая дает сквозняк, никогда ничем не замажешь, не заклеишь. Поэтому лучше по молодости отходить ею, по отсутствию жизненного опыта, ума, умения сравнивать. Если тебе безразлично, чего ты достигаешь, и как тебя воспринимают зрители, то говорят, что ты долго можешь искать результатов своей работы, долго их ждать, и ты не будешь двигаться вперед.

— Владимир Александрович, расскажите, вот вы недавно отметили 30-летие творческой деятельности. А с чего она началась? Как можно стать диктором Центрального телевидения?

Я один из немногих людей, которые дружат с желтой прессой, а не работают на нее. Я представляю народ, про которого так много написали (мы с Вами, Ася, одного роду и племени), что этого достаточно моим коллегам из желтой прессы, которые на истории нашей зарабатывают себе на хлеб. А как таковой большой истории у меня не было. Могу рассказать маленький фрагмент, который потряс нашу семью. Однажды я дал интервью в одной из известных газет «желтой» категории. Меня спросили про мою дочь: «Чем она занимается?» Я долго рассказывал про ее увлечение лошадьми. Что это на генетическом уровне: у вайнахов практически все девушки и парни любят лошадей. Она любила со школы лошадей и в университете продолжала ими заниматься. Я так благодарен этой ее привычке, этому желанию. Лошади спасли мою дочь от самого плохого: наркотиков. Как? От того, что лошади пьяных и наркоманов не подпускают к себе. А ее поколение — это те, кто пробует все, но моя дочь не из их числа и никогда не пробовала наркотиков, хотя могла это делать, как многие из этой среды московской богемной молодежи… Моя дочь никогда не имела отношения к наркотикам, потому что лошадь сразу бы могла ее ударить. У нее были другие занятия. Ну, понятно, что я имел в виду. Но в результате в прессе написали: «Лошади спасли дочь Березина от наркотиков». Мою дочь вызвали в университете на кафедру и заявили: «Юля, ты что? Была зависима от наркотиков? Вот в газете пишут, что лошади спасли тебя от наркотиков». Был скандал, на меня обиделись жена, дочка. Я говорю, подождите, то, что написали журналисты, это не то, что я говорил. Я сказал, по сути, что увлечение полезное — спасает от плохого. После этой

КУЗЬМИНА: Надо быть честными, Владимир Александрович согласился на это интервью только в обмен на пятилетний пропуск в студию "Маяка", который мы, конечно, сразу после эфира и вручим вам торжественно.

Владимир Березин личная жизнь дети. Главные новости сегодня 31 декабря 2017 г.

— Я так не считаю. Если актер в театре, играя злодея, и в жизни попытается быть злодеем, ничем хорошим это не закончится. Мне кажется, здесь всегда важно помнить, что сценический образ надо оставлять на сцене. А жить надо человеком. Сцена и жизнь никогда не должны меняться местами.

— Это соответствует времени. Раньше, что ни говори, телевидение было фактом культуры и искусства. Сегодня зачастую это коммерция, бизнес. И если раньше оно «вело за собой», то сейчас это, скорее, какая-то обслуживающая функция, фон. Можно включить «ящик» и при этом даже не смотреть на экран, не обращать на него внимания.

Надо уметь это объяснять и справляться. Подождать день, другой, третий, и обязательно придут новые эмоции, события, отношения, и все переменится. Нужно уметь ждать.

Чем болен Владимир Березин на сколько опасано для жизни. Последние подробности.

У каждого публичного человека есть своя история в прессе. Вас не тяготят образы,созданные средствами массовой информации?

СТАХОВСКИЙ: Так вот и здесь, гармонизация пространства, например, мне кажется, что я повесил эту картину рядом с этим столиком, и мне кажется, что это гармонично. А придет какой-нибудь декоратор и скажет…

Владимир Березин ведет торжественные церемонии. Ведет концерты, пафосные и не очень. Ну а раньше, в золотой век телевидения, чего он только не вел — от «Доброго утра» до «Спокойной ночи, малыши!». Работал главным диктором, что звучит гордо. Но дикторов больше нет, а Березин есть! Сегодня ему исполнилось 60.

БЕРЕЗИН: Да, да, бабушка, тетя — моя крестная мама Анна Михайловна, моей мамы родная сестра. Я был ей сыном, сыном и остался, она теперь вторая моя мама, которая вот живет теперь в Сергиев-Посадском районе. Мы оттуда, я ее забрал, нашел место, похожее на то, где я родился, чуть-чуть похоже, озеро, лес, красивые, удивительные места… Живописно, удивительно! Нашел, как говорится, положил ее там, и теперь она живет, слава богу, 92 годочка. Господи, хоть бы еще пожила! Она говорит, вот сегодня говорит утром: "Чтой-то я засиделася, задержалася, пора мине…" Я говорю: "Так, я прошу, до 95 не думать об этом, нужен юбилей, а потом и до 100 чуть-чуть, а потом как бог даст…"

Тогда в кафедральном соборе я пережил настоящее разочарование, но это был первый урок того, что надо учиться терпеть и прощать. Как это безмерно сложно! Мне легко попытаться войти в положение человека и понять, почему он что-то делает. Но прощать — это куда труднее. Я ведь живой, и, если меня обижают, появляется искушение ответить. Как вспомню, как я тогда отреагировал! Кричал, требовал архиерея, чтобы пожаловаться. Напоминал, какой я крутой, что я «звезда» и как они смеют при мне так себя вести. И как много я для церкви делаю… Просто искушение какое-то.

Также Корчевников принимал участие в качестве ведущего в 6-серийном документальном фильме «Концлагеря. Дорога в ад» 2009 года, в 20-серийном документальном проекте «История российского шоу-бизнеса» 2010 года, 20-серийного продолжения предыдущего проекта «История российского юмора».

— Для меня это было хорошо. Это была наука. Во-первых, со временем я многое понял в их поведении. Дело в том, что трудно даже представить себе, насколько велико давление общества на узнаваемую личность. Это такое пристальное и не всегда доброжелательное внимание. Если присмотреться, что творится вокруг Останкино, то мы увидим, что там постоянно находится множество самого разного народа — поклонники, фанаты, те, кто хочет «попасть в телевизор». И есть просто нездоровые люди. Выходя из телецентра, я постоянно встречаю людей, зачарованно глядящих на Останкинскую башню, шепчущих что-то… Это видеть жутковато. И, понятное дело, боишься быть атакованным одним из этих людей.

Борис увлекается иностранными языками, свободно владеет немецким и английским. Причем специально уезжал в Германию и Великобританию, чтобы усовершенствовать разговорную речь, общаясь с носителями языков, а также сдать соответствующие экзамены.

Владимир Березин болезнь видео. Детальная информация.

Читайте также