02.06.2016 11:50

Не дать Донбассу забыть, что он — Украина: впечатление лучанки от поездки на Восток

Директор Луцкого НВК №24 Юлия Гринук недавно вернулась из Донбасса. Там женщина была с 17 по 22 мая. Целью поездки был обмен опытом между волынскими и донецкими педагогами. Для себя же луцкая педагог решила расставить все точки над «и» и узнать, какой же он, настоящий Донбасс.

Своими впечатлениями женщина поделилась с нашими журналистами.

Юлия Гринук

Юлия Гринук

Работая в образовании, я на всю свое мнение, и не верю в то, что показывают в телевизоре. А информация, которую здесь, на Западе, нам подают, отличается от той, которую подают на Востоке. Пообщавшись с детьми, приезжают из Волновахи в Луцк в лагерь и проживают в луцких семьях, у меня возникло желание увидеть, а как все-таки в них.

С какими ожиданиями Вы ехали на Восток?

Если честно, я ехала туда, как в никуда. Я это искренне признаю, потому что зная об образовании, культуре и искусстве Украины очень много, для меня Восточная Украина была такой «белю пятном», где непонятно, что происходит, и есть ли вообще там история. Я думала, их там всех позаселялы, позганялы на Украине, и они не имеют ни кола, ни двора, и чужая им земля, вот они из-за этого так и относятся к государству.

Ваши ожидания подтвердились?

Я рада, что очень ошибалась. Есть процент людей, ради которых стоит приложить усилия, чтобы тот кусок Донбасса был не просто проукраинским, а собственно украинским.

Иногда есть такие старые комоды, ящики, не хочется туда лезть. А когда убираешь и вытираешь пыль, там оказываются ТАКИЕ рубинов Для меня это яркий пример того, что я увидела на Донбассе. Их история в некоторых моментах еще глубинная, чем наша. И они ее знают, помнят и любят. Одна «Каменная могила» чего стоит!

Тогда я поняла, что ставить под вопрос глубинность их, а значит — нашей общей истории, — просто грех с моей стороны.

 Насколько я понимаю, вам, как работнику образования, было интересно посетить именно школы. Какие впечатления они на вас произвели?

Я увидела своими глазами тех людей, ради которых готова туда ехать еще раз и становиться у них плечом к плечу. Они вообще ничего не просили. Но когда мы предложили помощь, то единственное, чего они пожелали — это учебники на украинском языке. Не компьютер, костюмы или флаги. Они это все имеют. В них вообще не учебников на украинском языке.

Это, пожалуй, и формирует языковую ситуацию в регионе. Как там, кстати, с украинским языком?

Они русскоязычные львиной долей. Но с нами общались чисто на украинской. Русскоязычным среди тех, с кем нам пришлось общаться, был начальник отдела образования в Волновахском районе Николай Иванович Деремешко. Под конец нашего пребывания там мы называли его «святым Николаем», потому что он настолько искренен украинец, что я уверена, что под его руководством будут очень большие перемены. Они уже происходят. А там есть с кем и за что бороться.

Был один момент, который меня сильно насторожил. В день вышиванки мы участвовали во флэш-мобе с выстраивания трезубца. Многие дети из школ пришло (а в Волновахе 7 школ). Перед тем мы посетили несколько школ с их мерами. На следующий день мы общаемся между собой, и так как мы были уже знакомы, «родственные», одна из учителей сказала (на русском):

«Мы, учителя, благодарны вам за то, что вы пришли к нам на эти цели. Если бы вы в этот день пришли, у нас бы не было праздника вышиванки». То есть, директор в этом направлении работать не настроен.

Какое у Вас самое яркое впечатление от поездки? Что запомнилось больше всего?

Мне подарили икону Божьей Матери. Подарила директор школы в селе Гранитное, где идут боевые действия. Это село, которое находится на линии разграничения. Сейчас там наши ребята стоят. Директор рассказывала, что в начале этого учебного года, за два дня до первого сентября у них был последний обстрел. В школе, говорит, не было ни одного окна. С первого сентября они открылись и начали работать. рассказывает:

«Сколько раз было такое, что придут мои же выпускники, снимут украинский флаг, и поцепят ДНРовский. И расстреливать водили, и что угодно было. Но они идут, а мы снова цепляем желто-голубой флаг».

Они семь месяцев не получали зарплату. Они не нужны были Украине, потому что Украина решила, что они предатели.

«Мы здесь стоим, как последний рубеж. Мы Украина, но Украина мы не нужны ».

При таких людей стоит бороться Донбасс.

На Донбассе, пожалуй, много военных?

Военных много. Но за неделю там я не услышала ни одного выстрела. Я уже по приезде начала рекомендовать друзьям ехать туда на отдых (на теплое Азовское море), ехать с детьми. А сегодня утром в новостях уже слышу, что это село Новотроицкое, в котором мы недавно были, обстреляли. А это действительно страшно.

Часто жалуются на то, что наших западных, ребят погибло там больше, чем их. А все потому, что донецких не берут в ряды войска. Их считают чуть ли не преступниками из-за того, что они с Донбасса. им не доверяют.

А зря. Потому что быть украинском там гораздо труднее.

По вашему мнению, как с этим бороться? Что нужно сделать для того, чтобы Украинцы на Востоке не было никаких стереотипных представлений о украинском на Западе, и наоборот?

Когда дети с Волновахи отдыхали в лагере в Луцке. Было бы хорошо, если бы наши дети имели возможность поехать на отдых к ним. Тогда и мы, и они увидели, что все мы — граждане одной Украины.

Наша задача сейчас не только материально, но и морально поддерживать Восток. И не дать им забыть, что они Украинцы.

Читайте также