16.02.2018 15:16

Ксения Соколова российская журналистка свежая информация. Новости к данному часу.


За два дня до годовщины гибели Елизаветы Глинки телеканал РЕН-ТВ выпустил материал о том, что «после гибели доктора Лизы новая глава ее фонда подняла себе зарплату в пять раз». В нем без указания на источник информации утверждается, что за последний год в организации произошли изменения — якобы в центре Москвы был снят новый офис за 172,5 тысячи рублей в месяц, штат работников увеличился за счет коммерческих сотрудников (наняты секретарь, фандрайзер, исполнительный директор и новый главный бухгалтер), «траты на юридические услуги почти сравнялись с медицинскими», а зарплата руководителя заметно выросла: «если доктор Лиза платила себе самой 30 тысяч рублей, то у новой главы фонда доход 173 тысячи». Телеканал также приводит сканы внутренних документов (в частности, копию штатного расписания) и утверждает, что в планах нового руководителя — построить больницу для бедных, в которой бедным выделят лишь 30 койко-мест из 150.

В заключение Ксения Соколова добавила, что организация готова опубликовать финансовую отчетность раньше срока. «Наша обязанность публиковать годовые отчеты фактически возникнет только в 2018 году — в связи с получением организацией официального статуса благотворительной мы должны показать отчет за 2017 год. Но в связи со сложившейся ситуацией мы опубликуем отчеты еще и за 2015-2016 годы в самое ближайшее время», — заявила она.

«С Лизой Глинкой мы познакомились давно и в первую встречу не очень понравились друг другу. Но потом все равно начали общаться, а позже — дружить. У меня никогда не было большого количества подруг, но она очень близко ко мне подошла… Раскусила».

Ксения Соколова биография личная жизнь фото подробности. (обновлено).

Договорились о встрече в «Доме милосердия» на Новой Басманной. С виду — невзрачное двухэтажное здание, спрятавшееся от взглядов прохожих за высоким забором. А внутри — будто в детский санаторий попал: стены расписаны – на лужайке под голубым небом гуляет счастливая семья. Над входом — иконка. Соколова встретила меня в столовой для персонала. Заварив чай, мы начали беседу.

Алексей Венедиктов: «Ксения Соколова среди тех немногих, кто возродил жанр репортажа, или скорее политико-криминального бытописания, в российской журналистике, полностью потерянный в 90-е годы» (из книги «Революционный гламур. Спецрасследование», издательство Эксмо, 2007 г.).

Когда ко мне с этим предложением пришли, моей первой реакцией было: «Вы что с ума сошли?!» А вторая реакция: «Для Лизы я сделаю всё».

— Я боялась всех подвести. Привыкла всегда себя проверять и во всем сомневаться. А здесь мне пришлось поступить вопреки своим принципам. Не понимала, смогу ли с этим делом справиться.

«Все это было сделано в целях реализации новой стратегии, намеченной на 2018 год, а также для расширения существующих и принятия новых благотворительных программ. Что касается строительства клиники для бедных. В публикации есть намек на то, что мы под прикрытием этого строим коммерческую клинику. Так вот, никакой коммерческой клиники в Москве мы открывать не собираемся», — заявила Соколова.

После крушения самолета, на борту которого была Елизавета Глинка, многие стали глумиться над памятью погибших…

Журналист Ксения Соколова творческий путь. Сводка на сегодня.

— Большинство людей воспринимали Доктора Лизу и «Справедливую помощь» как единое целое. Не боитесь, что вас постоянно будут сравнивать с ней?

Родилась в Москве. Её прадед Иван Михайлович Соколов был священником, расстрелянным в 1938 году на Бутовском полигоне[4]. В интервью на телеканале «Россия 24» Ксения сообщила, что кроме него у неё в роду ещё несколько священников.

Маша Гессен в программе «Школа злословия» на канале НТВ: «Есть темы, которые теперь уже могут появиться только в глянце и не могут появиться в газетах. Прекрасные репортажи о Беслане публиковались и в журнале Esquire, правда, там был переводной материал, и в журнале GQ, где он был родной, и это один из лучших репортажей, которые мне просто приходилось читать. Мне кажется, что такого рода репортаж, с таким количеством жизни, пота и крови, которое было в этом тексте, ни в одной российской газете появиться бы не мог»[60].

Наталья Авилова сначала согласилась ответить на вопросы «Медузы» в письменном виде, однако впоследствии не ответила ни на один. Как она объяснила, многие данные, опубликованные в материале РЕН-ТВ, ей неизвестны — и она не может их комментировать. «Я действительно изучила доступные мне как члену правления документы о деятельности „Справедливой помощи“, в том числе финансовой, — написала Авилова „Медузе“. — Все свои вопросы я оформила в обращении и передала его в ноябре членам нашей организации, руководству и главе попечительского совета с просьбой дать ответы и рекомендации. В январе должно состояться общее собрание, на котором, я надеюсь, нам предоставят ответы и ознакомятся с документами. До этого момента обсуждать что-то в публичном пространстве бессмысленно».

В январе организацию официально возглавила журналистка Ксения Соколова — близкая подруга Глинки, которую своим руководителем выбрали сами сотрудники организации. Однако эта кандидатура понравилась не всем: Соколову называли слишком гламурной для этой должности (раньше она работала в GQ и «Снобе», в 2016-м два месяца возглавляла журнал Esquire и баллотировалась в Госдуму), обвиняли в том, что у нее нет ни соответствующего опыта, ни медицинского образования (Глинка была врачом-реаниматологом). «Медуза» подробно рассказывала о том, как прошли первые месяцы работы Ксении Соколовой в должности главы «Справедливой помощи» — в частности, как она лично участвовала в раздаче еды бездомным.

На вопрос о возможном конфликте с упомянутой в материале РЕН-ТВ Натальей Авиловой Соколова отвечать отказалась, сообщив лишь, что Авилова по-прежнему занимает должность члена правления «Справедливой помощи доктора Лизы» и руководителя направления помощи детям, пострадавшим от военных действий и катастроф.

В российской версии журнала GQ запомнилась[кому?] громкими материалами на горячие темы. Прославилась резонансным расследованием «120 дней Беслана» с места событий, куда отправилась спустя 4 месяца после трагедии[7]. Позже, в 2006 году, в рамках серии репортажей «Один день с VIP-персоной» поехала в Чечню к Рамзану Кадырову, будучи первым журналистом после Анны Политковской, кто посетил заместителя главы республики в его личной резиденции. В результате этого визита получился эксклюзивный портрет главы республики под названием «Герой нашего времени»[8]. Кроме того, в GQ были опубликованы ее получившие широкую известность материалы о жизни в Северной Корее[9], Ираке и Бирме, репортаж из «Учреждения ИК-5», колонии, где содержатся приговоренные к пожизненному заключению, репортаж из Сицилии об аресте последнего главы мафии, репортаж из Нового Орлеана, пережившего последствия урагана «Катрина», из индийского города-крематория Варанаси[10], из города Краснокаменска и т. д. Наряду с репортажами регулярно публиковались интервью с российскими и иностранными политиками, в том числе Михаилом Горбачевым, Сергеем Шойгу, Михаилом Касьяновым, Аркадием Дворковичем и т. д., а также деятелями культуры Микеланджело Антониони, Тонино Гуэрра, Колином Фарреллом[11], Томом Фордом[12] и т. д. Широкую известность приобрел спецпроект, придуманный Ксенией Соколовой и реализованный совместно с Ксенией Собчак «Философия в будуаре», в рамках которого колумнистки журнала брали откровенные скандальные интервью у влиятельных мужчин страны и мира[13]. На их острые и подчас нескромные вопросы отвечали Борис Березовский[14], Эдуард Лимонов[15], Владимир Кехман[16], Арам Габрелянов[17], Михаил Леонтьев[18], Юрий Шевчук[19], Михаил Саакашвили[20], Алексей Навальный[21], Доменико Дольче и Стефано Габбана[22], Евгений Ройзман[23], Борис Немцов[24] и др. В 2010 году вышел сборник этих интервью в книге «Философия в будуаре»[25]. Ксения Собчак так описала совместный проект: «Вот уже пара лет как мы вместе с Ксенией Соколовой ведем в журнале GQ рубрику „Философия в будуаре“. Там мы, две ядовитые на язык стервы, подобно Сцилле и Харибде, интервьюируем различных персон мужского пола с очевидной целью: выставить их в глазах читателей напыщенными, недалекими и закомплексованными импотентами. Своих планов мы ни от кого не скрываем. Любой здравомыслящий человек должен бы держаться от этой рубрики дальше пушечного выстрела… депутаты, бизнесмены средней руки, госслужащие сами просятся к нам на расправу и готовы даже заплатить, лишь бы увидеть свою фотографию и свои отлитые из золота слова на глянцевой странице. Если бы не кристально чистые этические принципы, нам впору бы уже открыть фирму и процветать. Нам — бесчестные деньги, героям — экземпляр журнала с закладочкой, чтобы показывать родственникам»[26]. Вместе с журналистом Антоном Красовским в рамках другого спецпроекта «О, Русь!» в 2008 году проехали всю Россию на автомобиле по маршруту Москва-Владивосток. Итогом путешествия стала серия популярных заметок про жизнь в российской глубинке[27]. Главный редактор российского GQ Николай Усков так описал их сотрудничество: «Когда мы с Ксенией Соколовой пришли в журнал GQ в 2003 году, мы еще смутно представляли тот жанр, который позже — то ли в шутку, то ли всерьез — назовут „революционным гламуром“… кто бы мог подумать, что такие материалы появятся в одном ряду с информацией о бронзатах и бутоньерках. Западные СМИ писали, что глянец в путинской России противоестественным образом стал оазисом свободы»[28]. В 2012 году совместно с Михаилом Прохоровым начала в GQ проект Made in Russia, целью которого было рассказать о наиболее успешных молодых российских предпринимателях, ученых и деятелях культуры, чьи имена известны и признаны не только в России, но и во всем мире[29]. В рамках проекта вышли интервью с Евгением Касперским[30], Николаем Фоменко, предпринимателями, поддерживаемыми корпорацией РОСНАНО и т. д. Позже проект Made in Russia стал частью президентской кампании Михаила Прохорова 2012 года[31], а сама Ксения Соколова — членом его предвыборного штаба[32]. Название «Сделано в России» также носит ежегодная премия, которую уже в течение 3 лет вручает за главные достижения в науке, культуре и бизнесе проекта «Сноб»[33]. В 2014 году в журнале вышло ее эксклюзивное интервью с бывшей женой Владимира Потанина Наталией Потаниной «Иметь такого человека в оппонентах — очень опасно»[34].

— Мы слишком разные, чтобы нас сравнивать. Я – не Лиза, и я не доктор. У меня даже медобразования нет. Моя задача – бережно сохранить то, что сделала Лиза, и по возможности развить.

+ «Я хочу, чтобы о нем узнали все». Вдова бойца «ЧВК Вагнера» о гибели мужа в Сирии Женщина вспоминает, как ее муж вернулся из Донбасса и занялся ремонтами квартир, но в прошлом сентябре собрался в Сирию. По данным Елены Матвеевой, вместе с ним воевали не меньше тридцати человек из Свердловской области…

Украина и Польша, что дальше? После смены власти в начале 2014 г. новые руководители страны взяли активный курс на героизацию С.Бандеры и всего, что связано с украинским национализмом, заложив, таким образом, мину замедленного действия…

Ксения Соколова видео информация. Последние события.

Читайте также